English

Андрей Конопляник: "Вероятность «ценовой войны» на нефтяном рынке возрастает. У ОПЕК есть очень сильная мотивация, чтобы ее начать"
Интервью с Конопляником Андреем Александровичем, президентом Фонда развития энергетической и инвестиционной политики и проектного финансировани (ЭНИПиПФ), доктором экономических наук, профессором Государственного Университета управления, Советником Минэнергетики и Минэкономразвития России

13 ноября в Вене состоится конференция ОПЕК. От ее исхода во многом зависит конъюнктура мирового рынка нефти на ближайшую перспективу. До этого дня страны - члены картеля не сумели повлиять на ситуацию сами, а также не смогли спровоцировать на внятные шаги независимых экспортеров. В том числе и Россию: сокращение добычи на 30 тыс. баррелей в сутки не в счет.
     - Насколько велика сегодня вероятность ценовой войны между странами ОПЕК и независимыми экспортерами нефти? И кто выиграет, если начнется открытая конфронтация?
     - Я не считаю вариант ценовой войны невозможным, тем более что прецеденты уже были. События конца 1985 - начала 1986 года развивались именно по такому сценарию, самому неблагоприятному для Советского Союза сценарию, из-за которого и началось разрушение сверхдержавы.
     Перед этим в период высоких цен на нефть, рост которых был обеспечен ОПЕК, все бросились инвестировать в нефтяную отрасль и постепенно на рынке нефти образовался избыток предложения, поскольку в то же время страны Запада проводили активную политику энергосбережения, в результате чего спрос значительно упал. Поэтому дальнейший ценовой конфликт был неизбежен. Вопрос стал таким образом: кто возьмет на себя ущерб от снижения цен? Тогда экспортерам и импортерам договориться не удалось, и страны ОПЕК в декабре 1985 года перешли на систему "нет-бэк-прайсинг", когда цена нефти у производителя определяется ценой спроса минус издержки ее транспортировки. При таком ценообразовании рентабельность добычи зависит от ее себестоимости. Так как в арабских странах себестоимость - самая низкая, всем остальным экспортерам был нанесен мощнейший удар, от которого Советский Союз так и не оправился. Серьезно пострадали и крупные западные нефтяные компании.
     И сейчас вопрос стоит таким образом, как и в середине 80-х годов - как будут распределены ущербы производителей от снижения цен, вызванного избытком предложения, который растет в связи с рецессией в США и других крупнейших импортерах. Ситуация с точки зрения ОПЕК и большой группы аналитиков рассматривается как несправедливая по отношению к этой организации. Дело в том, что именно ОПЕК своей ценовой политикой, направленной на поддержание высоких цен, обеспечила вход на рынок другим производителям, у которых себестоимость добычи гораздо выше. Но при снижении цен получается такая ситуация, что ОПЕК вынуждена снижать экспортные квоты для поддержания цен, а другие страны, не снизившие свой экспорт, получают чистый выигрыш от увеличения цен за счет ОПЕК. При том, если бы на рынке была чистая конкуренция без ограничений, страны ОПЕК безусловно оказались бы в выигрыше, поскольку могли бы продолжать рентабельную добычу при наибольшем падении цен. Таким образом, ОПЕК справедливо указывает, что нарушаются законы рыночного равновесия, и нет пропорционального сокращения добычи. Снижение цен наносит наибольший ущерб тем странам, которые берут на себя бремя регулирования цены. Предел терпения не безграничен - один раз в декабре 1985 года он уже лопнул.
     - А в сегодняшней ситуации насколько велик этот "предел"? Может быть, у независимых нефтеэкспортеров еще есть время и место для маневра, ведь решиться на "ценовую войну" для ОПЕК, наверное, тоже непросто?
     - Я думаю, что как раз сегодня вероятность начала конфронтации, которую правильнее было бы называть свободной конкуренцией, - гораздо выше, чем в том же 1985 году. Дело в том, что если раньше снижение цен для стран ОПЕК означало всего лишь сокращение инвестиций в другие секторы экономики, уменьшение социальных программ, что хотя и болезненно, но пережить можно, - то сейчас это ведет к удару в самое "сердце" их финансового благополучия, в нефтяную промышленность. Это связано с тем, что стареют производственные мощности, истощаются старые месторождения, а вложения в новые требуют многократно больших вложений. Только в прошлом году арабские страны открыли свой нефтяной сектор прямым иностранным инвестициям, а это служит лишним доказательством, что проблема очень серьезна. До этого все вложения осуществлялись за счет государственных средств, получаемых в основном от экспорта нефти. Сегодня арабским странам нужны деньги, что бы тратить их не только на потребление, но и на вложения в отрасль, которая обеспечивает все их благополучие. И если в 1985 году, когда этим государствам не угрожал удар по их жизненному центру, они все-таки решились на открытое противостояние с другими нефтедобывающими странами, - то сегодня они не станут долго колебаться. Если после проведения ряда сокращений квот их никто не поддержит, и цены не поднимутся, - вероятность новой "ценовой войны" станет очень высокой.
     Мне кажется, что другие страны это понимают, и недавний маленький шаг России по сокращению экспорта, скорее всего будет преподноситься как вызванный именно этими соображениями.
     - А приведет ли это решение к положительным результатам, ведь реально сокращение мизерное?
     - С малого ручейка начинается река. Если другие страны присоединятся к этой инициативе - это уже серьезный шаг. Мне представляется, что в данной акции наиболее важным является попытка России удержать ОПЕК от повторения 1986 года. Понятно, что в случае "ценовой войны" цена за баррель российской нефти может провалиться ниже 10, а может быть и 5 долларов. Наше правительство, надеюсь, понимает, что лучше иметь цену низкую, но предсказуемую, чем оказаться в неконтролируемом провале. Все эти колебания приводят к тому, что нарушается возможность прогнозировать состояние экономики. Поэтому продолжение консультаций с ОПЕК, на мой взгляд, завершится договоренностями о "добровольном" сокращении Россией своего экспорта, тем более что сейчас в стране происходит сезонный рост спроса на жидкое топливо, который может оттянуть на себя часть экспортных поставок (соответствующие административные инструменты правительство достаточно хорошо отработало).
     ОПЕК ведь тоже пока действует очень мягко. Эта организация уже давно могла бы наказать независимых экспортеров, но этого не делает, понимая, что в новой международной обстановке нужны более тонкие, продуманные действия. И это несмотря на то, что ее постоянно упрекают в неспособности и бездействии. ОПЕК понимает, что сейчас нужны согласованные действия, чтобы окончательно не обвалить рынок, и поэтому пытается привлечь к сотрудничеству всех, кто имеет хотя бы малейшую возможность повлиять на ситуацию. Ответные действия, направленные только на то, чтобы загнать нефть в определенный ценовой коридор, - могут вызвать раздражение, а после 11 сентября рассматриваться и как антизападная тенденция.
     - А как нужно действовать России в этой сложной экономической обстановке?
     - Во всяком случае не так, как совсем недавно предлагали некоторые российские официальные лица, заявляя, что наша страна никогда не пойдет на сокращение экспорта, так как это противоречит интересам отечественных нефтяных компаний. И не в том виде, в каком на конференции ОПЕК в течение часа делались совершенно разнонаправленные заявления. Я не могу предложить какого-то "Соломонова решения", потому что каждый раз новое состояние рынка требует интенсивных консультаций для определения баланса интересов. И понятно, что в данной ситуации этот баланс не может на сто процентов удовлетворять интересы любого из игроков. Краткосрочные интересы любого производителя, не входящего в ОПЕК, заключаются в том, чтобы эта организация снижала добычу, а мы бы этим пользовались. Но в долгосрочных интересах правильным было бы каждому государству взять на себя свою меру издержек.
     Сегодня в мире никакая отдельная группа стран не может формировать цену на нефть. Мы можем только реагировать на те импульсы, которые посылает рынок, а он сейчас является ярко выражено "медвежьим". В этой ситуации - и импульс соответствующий. Так что пытаться выскочить за счет интересов кого-то другого означает дальнейший, причем лавинообразный обвал цен. Поэтому здесь может быть действенной только нефтяная дипломатия как способ плавного и постепенного снижения цен и как можно более справедливого распределения издержек этого снижения на плечи всех участников нефтяного рынка. Это тот случай, когда мы все находимся "в одной лодке".

Плетнев Сергей
14 ноября 2001

 

Последние поступления на

27.04.2017

Статьи

«Большая энергетическая Европа. Интервью с А.Конопляником» // Корпоративный журнал «Газпром», Январь-февраль 2017 г., № 1-2, с.12-17.

«Лица необщим выраженьем…» // «Нефтегазовая Вертикаль», 2017, № 3-4, с. 20.

Анализ стратегий освоения Арктического шельфа России ПАО «НК «Роснефть» и ПАО «Газпром» // «Газовая промышленность», 2016, № 12 (746), с.16-22 (в соавторстве с В.Бузовским).

Презентации

«Проект Quo Vadis ЕС: путь к (мифическому) Четвертому энергопакету ЕС или попытка (корректной?) оценки эффективности выстроенной за 6 лет системы регулирования / функционирования формирующегося единого внутреннего рынка газа ЕС на базе Третьего энергопакета EC?» // Presentation at the EXPERT MEETING “Russian response to the upcoming 4th energy package - EU gas market regulatory framework”, 19 April 2017, Moscow School of Management SKOLKOVO

«Новая парадигма развития мировой энергетики и ее последствия для СПГ и газовой конкуренции в Европе» // Выступление на Международной Конференции «СПГ КОНГРЕСС РОССИЯ 2017», 15-17 марта 2017, Москва

«О новой парадигме развития мировой энергетики, рисках и вызовах для России и мира» // Выступление на 176-м заседании Международного открытого постоянно действующего научного семинара «Экономические проблемы энергетического комплекса (семинар А.С.Некрасова)», Москва, Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН, 28.02.2017

ТВ/радио-интервью и комментарии

Комментарий об истории, экономической мотивации и российско-европейских спорах в отношении «территориальных ограничений на продажу» в статье: Е.Калюков, Л.Подобедова, А.Басисини. "«Газпром» согласился снять ограничения на реэкспорт газа Европе" (РБК, 13.03.2017). PDF. Текст на сайте РБК.

Участие в программе РБК ТВ «Бабич. Тренд» на тему: «Нефть: год без шоков»

Участие в программе РБК ТВ «Бабич. Тренд» на тему: «Рынок нефти: надежды и реальность»

Монографии

«COP-21: цель или средство? Возможные последствия для России и международных рынков нефти и газа (размышления вслух на заданную тему) (с.54-64). – в кн.: «Мировые рынки нефти и природного газа: ужесточение конкуренции» / отв. Ред. С.В.Жуков. – М.: ИМЭМО РАН, 2017. – 192 с.



“The US Shale Gas Revolution And Its Economic Impacts In The Non-US Setting: A Russian Perspective” (pp. 65-106). – in: “Handbook of Shale Gas Law and Policy”/ed. by Tina Hunter, Intersentia, 2016, 412 pp.



Энергетика Евразии: новые тенденции и перспективы/Отв. редактор С.В. Жуков. - Москва, ИМЭМО РАН, 2016, 185 с. (глава «Россия: сложная адаптация к новым реалиям европейского газового рынка», с. 5-22).